Календарь
Просмотр новостей по дате
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 
О Старом Осколе по-доброму и не очень
26 сентября 2008, Обо всем

Я родился далеко отсюда – в городе Актюбинск (республика Казахстан), а в Старый Оскол переехал восемь лет назад. За эти годы – они оказались для меня самыми яркими и бурными - Старый Оскол стал мне ближе родного Актюбинска, но все равно я смотрю на него глазами приезжего, а потому замечаю те его недостатки и достоинства, которые скрыты от глаз коренных жителей...

 

Красота и неприглядность Старого Оскола

Впрочем, а кто такие «коренные жители Старого Оскола», остались ли они? Большая часть людей, с которыми мне приходилось общаться здесь, – именно приезжие (в основном, из южных республик бывшего СССР или далекой, «зауральной», Сибири). И даже те, кто считают себя коренными жителями города, чаще всего, при ближайшем рассмотрении, оказываются сыновьями или внуками приезжих. Это связано с историей города, освоением рудных залежей, великими комсомольскими стройками. Хотя какое имеет значение, где человек родился, если он любит город, в котором живет?

Я приехал в Старый Оскол третьего апреля – в разгар весны. И город сразу очаровал меня, выросшего в степях Казахстана, зелеными аллеями, множеством скверов и фонтанов, беседок и скамеек. У нас-то скамеек почти не осталось, а в Старом Осколе я даже был свидетелем того, как пенсионеры с криками - «А ну, геть отсюда, алкашня, а то милицию вызовем!» - прогоняют ребят, чтобы поиграть в домино в своей любимой беседке.

 

Хотя летом на скамейках в аллеях все же больше молодежи – сидят молодые мамочки, качают коляску рукой, в которой держат сигарету, а другой рукой придерживают бутылку с пивом... Пивной алкоголизм здесь очень распространен: идешь на работу – «папашки» у ларьков пиво покупают, идешь с работы – пьют прямо из горла молодые ребята, и в такт глоткам покачиваются их «пивные» животики. В родном Актюбинске пиво в полуторалитровых бутылках даже не продают: ну, кто будет столько пить?

 

Совсем недавно горожане с шумом отмечали День города. О старооскольских особенностях его празднования у меня сохранились воспоминания еще со студенческих лет: раннее утро, огромная площадь перед кинотеатром «Быль» засыпана чуть ли не в два слоя пустыми бутылками, упаковками из-под чипсов и орешков, выпавшей из карманов во время диких танцев мелочью, раздавленными пудреницами и тюбиками помады..., и трудолюбивые, крепко сбитые женщины в оранжевых куртках, убирающие весь этот мусор. Когда начнется рабочий день, площадь уже будет сиять чистотой. До следующего вечера.

 

Это сочетание любви к чистоте и небрежности, характерное для Старого Оскола, всегда меня поражало. Стоят урны на каждом шагу – а бумажка летит на газон. Если подметают – то на брюки прохожих. Если красят – так из краскопульта и над тротуаром: пусть всем достанется! Помню, как сел на скамейку во дворе книжку почитать, да так и прилип новыми джинсами к сиденью. Новая нарядная скамейка - это хорошо, но почему бы предупреждающую записку не повесить?

 

Геомагия и словография Оскола

У Старого Оскола своя, особенная, «география». Первые недели я ходил в школу в буквальном смысле по карте – чтобы не заблудиться среди многочисленных арок и двориков одинаковых домов. Необычным казалось мне распределение домов не по улицам, а по микрорайонам – Жукова, Конева, Олимпийский... Что уж тут говорить о расположении домов. Раньше я бы и не поверил, что дом № 2 может располагаться рядом с домом № 48, при том, что дома № 42, например, в этом микрорайоне вовсе не существует, и его возведение не планируется! Зато домов № 1 сразу четыре: «а», «б», «в» и без литеры. А в микрорайоне Королева одно и то же жилое строение носит сразу два номера - №№ 13 и 35.

 

Такая путаница не раз создавала забавные ситуации, например, когда я подрабатывал поквартирными опросами. Главной офис фирмы, заказавшей опрос, находился в Москве и высылал разнарядки на посещение домов, невзирая на особенности оскольской глубинки. И было сложно объяснить, почему, например, в бывших общежитиях, переделанных в малосемейки, квартиры пронумерованы по очень загадочному принципу: идешь ты по коридору одного из таких зданий в микрорайоне Жукова и ищешь нужную квартиру, вот квартира № 129, эта - № 128, а следующая …№45, потом - №46 и дальше – по нарастанию.

 

Есть у нашего города и своя, присущая только Старому Осколу, лексика: всем горожанам, к примеру, известно словосочетание «на микрорайоне», вместо «в микрорайоне». Я приехал погостить в родной Актюбинск после полутора лет проживания в Старом Осколе. В первый же день пошел в гости к друзьям, начал рассказывать о своей жизни, новых увлечениях. Меня прервали уже на пятой минуте моего монолога: «А что такое «стебаться» и «позадомом»?», - спросили друзья. Подобных слов они раньше даже не слышали.

 

На первых порах я не раз попадал из-за незнания всех тонкостей оскольской лексики в довольно забавные ситуации. Например, однажды, стоя на остановке в ожидании автобуса, я увидел старушку, которая громко спрашивала у каждого подъезжающего водителя: «Вы по большому или по маленькому?». Заинтригованный тем, почему столь интимные вопросы вынесены на всеобщее обсуждение, я подошел к бабушке и понял, что речь, оказывается, идет о большом и малом «автобусных кругах». То есть бабушка интересовалась, по какому маршруту едет автобус: через остановку «Олимпийский» или через остановку «Быль».

 

В свое время я пытался бороться с одним из любимых обращений старооскольцев к водителям:

- Остановите на втором пешеходе! «Как же так, - возмущался я про себя, - получается, через одного пешехода маршрутка должна переехать, а на втором еще и остановиться!». Поэтому принципиально говорил водителю:

- Пожалуйста, остановите автобус у второго пешеходного перехода.

- На втором пешеходе что ли? - уточняли водители, пытаясь перекричать один из шедевров шансона.

- Да... На втором пешеходе! - иронизировал я.

 

О любви – с матом

Старый Оскол – это город поразительной вежливости и столь же поразительного хамства. Помню, как я, не привыкший к соблюдению водителями элементарных правил дорожного движения, подолгу стоял перед пешеходным переходом, ожидая, когда проедут все машины. Но неожиданно для меня водители начинали тормозить, пропуская меня. Ожидая какого-то подвоха, я стоял на месте: в Актюбинске бытовала поговорка, что «пешеход может быть либо осторожным, либо мертвым». Только после того как в ряд выстраивались три-четыре ожесточенно сигналящих автомобиля, я перебегал дорогу. А вот местные жители дорогу переходят, порой даже не глядя по сторонам: уверены, что машина остановится, если уж Его Величество Пешеход решил, что ему нужно перейти дорогу. Приезжих водителей, как я заметил, это доводит буквально до белого каления. А местных пешеходов – до больницы.

 

Старооскольцы отличаются внимательным и уважительным отношением к приезжим - это неудивительно, если учитывать тот факт, что приезжих здесь больше, чем коренных жителей. Нередко, когда я, заблудившись, пытался выяснить, как дойти до библиотеки или школы, случалось так, что остановленный мной человек, не зная дороги, останавливал следующего, и так далее. Помню, как однажды таким образом собрались семеро ожесточенно спорящих людей, которые, правда, так и не пришли к единому мнению.

 

Но, как это ни прискорбно, отношение к пенсионерам здесь гораздо хуже, чем в странах Востока. В адрес стариков с проездными билетами водители «маршруток» отпускают порой такие нецензурные обороты, каких эти ветераны и под Сталинградом не слышали. Да и вообще мат, к сожалению, для Старого Оскола - еще какой «формат».

 

Привычная картина: идет по пешеходному переходу «сладкая» парочка – бритоголовый крепко сбитый мужик и хрупкая светловолосая девушка. «Братан» услаждает слух любимой нецензурными речевыми оборотами, общий смысл которых сводится примерно к следующему: «Я этому козлу как врезал под дых - тот сразу и скопытился!». Красавица одобрительно кивает, внимая прелестными ушками «увлекательную» речь милого. Где-то на середине пешеходного перехода мужчина все же решает сменить тему и начинает рассыпаться в комплиментах даме своего сердца: «Да я за тебя кому хочешь глотку порву, да я землю перерою, если кто-то про тебя что скажет, да я...». Под эти «нежности» парочка переходит дорогу, и тут девушка на секунду приостанавливается – туфелька сбилась. «Ну что, б***, встала, пошли дальше», - нетерпеливо бросает ее «кавалер», и девушка, по-прежнему не обращая внимания на мат и грубость, послушно догоняет милого. А «братан» опять за свое: «Да я ради тебя шо хош, я тебя так люблю, так люблю...».

 

Автор статьи - Алексей Деменко

Статья ранее была опубликована в газете "Старооскольский курьер" от 22 сентября 2008 года и на сайте Кавиком.ру.

0 комментариев / 1389 просмотров
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Ваше имя:


Сообщение: