Календарь
Просмотр новостей по дате
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Интервью с писателем
29 декабря 2012, Культура

- Говоря о значимости автора, сейчас принято или перечислять его награды и звания или же говорить об огромной аудитории его читателей. Наград и званий у Вас предостаточно, а как с читателями? Пытались посчитать сколько их, оценить размер аудитории?

- Не думаю, что это возможно. Во-первых, неясно как считать. Если только по числу проданных книг - так ведь книжные магазины берут поэзию современных авторов крайне неохотно и выставляют ее, зачастую на самые последние полки. Но даже при этом мои книги распродаются. Однако, на мой взгляд, большая часть читателей пользуется интернетом, электронными книгами, а посчитать, на каком количестве сайтов сегодня перепечатаны мои стихи и сколько людей их прочитали - невозможно. К тому же, «много» - это понятие субъективное. Вот на «Стихи.ру» по статистике на сегодняшний день, число прочитавших мои стихи составляет около 10 тысяч пользователей. Для вас это много или мало?

 

- Много.

- А для кого-то эти цифры – пустяк, потому что их книги расходятся тиражами 300 тысяч экземпляров, и это только в бумажном виде, не считая электронных прав и переводов на другие языки.

 

- Нет ощущения, что число читателей напрямую зависит от простоты подачи материала? В лидерах по продажам сегодня «попс»-авторы, которые пишут на скандальные темы приземленным языком. Не появлялось желания писать так же? Ведь, на мой взгляд, чтобы понять некоторые из Ваших книг нужно иметь определенный «багаж» - знания, возраст, вкус к прекрасному.

- Я так не думаю. Ведь у меня есть и книги для детей - о каком возрасте тут может идти речь? Просто те времена, когда поэты собирали стадионы на свои выступления давно прошли. Сегодня у них довольно узкий круг читателей. И расширять его низкопробными произведениями не имеет смысла - графомания все равно не окажется достойной массового признания. Конечно, если не брать в расчет низкосортные шлягеры, но их время коротко. К тому же поэт больше зависит от вдохновения, поэтому пишет (простите за высокопарность) рукой Бога. То же самое относится и к прозе.

 

- То есть для Вас творчество - это процесс неизбежный и слабоуправляемый?

- Да. Это своеобразный способ самовыражения. Я пишу, как чувствую и не подстраиваюсь под кого-то. Кому близки мои стихи - тому близки. А если мы с кем-то мыслим по-разному, то все равно не найдем общей волны. Тем более, быть идеалом для всех не получится, но это и ненужно. Если мне говорит моя подруга, что после моих стихотворений ей снятся сказочные сны, для меня это радость.

 

- А как же массовая поэзия?

- Есть массовая проза - это иронические детективы и любовные романы. Массовой поэзии нет в принципе, потому что называть поэзией тосты для застолья или матерные частушки, у меня не повернется язык. И потом, не кажется ли вам, что именно писатель должен развивать вкус потенциального читателя, а не сам подстраиваться под него? Уверена, что, скажем, книги Ахматовой, Толстого, Сартра и т.д. переживут еще несколько веков, но вот массовая литература окажется на помойке практически сразу после прочтения. Она лишь отдых для ума, усталого на работе и измученного от повседневных проблем. Настоящая литература дает катарсис, и это ее главное предназначение.

 

 

- Хорошо, а какая награда для Вас важнее - чтобы Вы сами были довольны своим произведением, чтобы им были довольны (и выразили это) читатели, или чтобы за него дали престижную премию?

- Если честно, думаю, что для писателя важно все. Те произведения, которыми я недовольна, никогда не появятся в печати - я стараюсь быть жестким критиком для самой себя. Так что, разумеется, хочется, чтобы и читателям это нравилось и было близко. Когда мне кто-то пишет письма, зачастую незнакомые люди, мне очень приятно. Писать стихи - это что-то вроде предназначения и если ты его не оправдываешь, значит, ты неправильно живешь и надо что-то менять, иначе дар уйдет. Что касается престижных премий, тут ситуация иная. Зачастую они даются по знакомству, или потому, что у человека юбилей... И это плохо. Но получить премию, значит, иметь шанс на издание, и на сегодняшний день это важно.

 

- Но ведь наверняка доводилось встречать и разгромную критику? Очень жесткую и грубую. Типа «все ерунда, автор - дурак полный, пишет не о чем...». Какова Вы на это реагировали?

- Конечно, были и такие отзывы. Как правило, в интернете. Я научилась от них абстрагироваться, потому что одно дело жесткий критический разбор, другое - личное мнение, не обоснованное, высказанное просто для того, чтобы уязвить. Первая реакция когда-то была - обида. Но с тех пор я прошла достаточно жесткую школу литинститута и научилась отделять зерна от плевел. Если тебя критикуют для того, чтобы ты увидел свои ошибки и неточности - это нормально и даже здорово, потому что это повышает уровень твоего мастерства. Но когда это просто злопыхательство - тут мне приходит на помощь Дон Мигель Руис, толтектский шаман, который говорил: «Ничего не принимай на свой счет: ни хорошего, ни дурного». Мнение одного человека, это его личное мнение, которое не истина, а искажение пространства. Точно так же другой будет хвалить тебя до поры - но это тоже не истина. Чувствовать надо себя и мир...

 

- Мнения родных в расчет идут? Муж и дочка входят в число читателей?

- Конечно. Дочка очень любит мои сказки и рассказывает в школе мои стихи.

 

 

- Но ведь не всё из Вашего творчества предназначено для детей. По крайней мере, я сужу так по критическим отзывам. Вот, например, в Вашем романе «У нас есть мы» как я понял, критики видят только одно направление - узкосексуальное. А что при таком раскладе они обычно упускают из виду?

- В этом романе можно увидеть при желании многое. Конечно, одна из главных тем, это секс и сексуальные отношения. Но это - основа жизни. Фрейд тоже об этом писал. И не только он. Думаю, что каждый читатель увидит там что-то свое, то, что ему на данный момент нужно. Вообще, роман писался с целью показать, что любовь и нелюбовь не зависят от пола. Внутри каждого человека скрывается и рай, и ад. И создаем его мы сами. Многие проблемы людей, относящихся к сексуальным меньшинствам, идут из проблем в их семьях. Страх «меня не любят» заставляет людей совершать самые разные поступки: принимать наркотики, уходить на улицу, пробовать какие-то запретные удовольствия. Только поняв, что человек сам по себе самоценная личность, которая рождается в одиночестве и умирает в одиночестве, можно обрести самого себя, а не существовать как придаток к кому-то другому.

Прежде чем полюбить кого-то другого, надо научиться любить себя, таким, какой ты есть. А если портрет в зеркале не устраивает, значит нужно меняться, изменять внутренние установки, духовно расти, избавляться от комплексов.

 

- А стихи могут принести такое избавление? Очистить душу, вымыть темное...

- У стихов все более тонко. Если можно так выразиться: кольнуть можно колом, а можно иглой. И притом, не факт, что пресловутый кол окажется эффективнее. Если знать определенные точки, можно гораздо эффективнее воспользоваться тонкой иглой. Правда, это уже ближе к китайской философии.

 

- Я имею в виду не чужие стихи читать, а свои писать. Вымывать ими свою душу, точнее грязь из нее.

- Ни в коем случае! Вымывая грязь из своей души на бумагу, а потом выставляя эти вирши на всеобщее обозрение, человек как бы предлагает другим изваляться в том, что благополучно из себя изверг. Как к этому можно относиться?

 

- Но стихи, на мой взгляд, писать тяжелее, чем прозу — нужно подыскивать рифму, следить за построением...

- В какой-то мере да. Поэтому в сборнике «Улыбка Хатшепсут» часть книги составляют верлибры. И это не случайно. В последнее время этот жанр для меня наиболее привлекателен, в силу того, что рифма не сковывает полет мысли. Мне там тесно. Для того, чтобы выразить все, что нужно, требуется больше свободы. Не зря верлибр - это свободный стих.

 


 

- Кроме собственного творчества Вы занимаетесь и продвижением других. А кто те люди, чьи выступления Вы организовываете, чье творчество продвигаете - они для Вас кто? Друзья, товарищи, единомышленники, знакомые, работа? Кто они по духу и отношению?

- Конечно, здесь разные отношения. Кто-то входит число моих друзей, кто-то просто приятен как человек и как писатель. Иногда случается и организовывать выступления просто потому, что это работа. Я не продвигаю произведения, которые считаю графоманскими. Это принцип. Но если человек талантлив, я с удовольствием подскажу куда обращаться, как лучше сделать книгу и организовать вечер. Точно так же я не пишу рецензий на те произведения, которые не отвечают моим вкусам. В последние два с половиной года я профессионально работаю как литературный агент и продвигаю в издательства тех авторов, которых считаю достойными и вижу их потенциал.

 

- А найдете время почитать литературный раздел на Кавикоме и написать рецензию на какое-то из понравившихся произведений?

- Обещать не могу, у меня сейчас довольно большая нагрузка. Но заметку себе поставлю и если найду время - все может быть.

 

 

Справка:

Ирина Горюнова с 2006 года состоит в Союзе писателей, с 2007 - в международном «Пен-клубе». Директор фестиваля и литературной премии имени Корнея Ивановича Чуковского. Литературный агент. Участник РОСА.

Публиковалась во многих известных литературных журналах, как в России, так и за рубежом. В 2009 году пьеса «Чудовище» вошла в шорт-лист драматургического конкурса «Свободный театр».

В 2009 году роман «У нас есть мы» вошел в лонг-лист национальной литературной премии «Большая книга». В 2010 году поэтический сборник «Улыбка Хатшепсут» вошел в лонг-лист Бунинской премии. В 2010 году статья «Монументальный «совпис» и метафизические прозрения Леонида Леонова» вошла в шорт-лист 8-го Международного литературного Волошинского конкурса в номинации «Критика». Лауреат премии «Золотое перо Руси», серебряная награда, номинация «Теле» 2010 год. Лауреат Чеховской премии 2010 год.

 

 

В 2011 г. сборник рассказов «Божьи куклы» вошел в лонг-лист премии «Ясная поляна» и в лонг-лист Бунинской премии. 

0 комментариев / 2178 просмотров
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Ваше имя:


Сообщение: