Календарь
Просмотр новостей по дате
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Экстремальная журналистика
30 ноября 2014, Журналистика

Дверь распахнулась и в комнату ворвались трое вооруженных мужчин. «Всем на пол! Лежать!» - это последнее, что я услышал перед тем, как раздались автоматные очереди и чья-то рука грубо сдернула меня со стула на пол. После этого на голову надели черный мешок и я стал заложником террористов, проникших на предприятие...

А начиналось утро этого дня вполне мирно. На знакомом «130-м» маршруте я доехал до духовной семинарии и пройдя энное количество метров оказался у здания УФСБ. Там меня уже поджидали коллеги из областных СМИ, вместе с которыми я и отправился на семинар «Работа журналистов в условиях проведения контртеррористической операции».
На семинар меня «командировали» от факультета журналистики НИУ БелГУ, где я обучаюсь. Цель ясна как белый день - получить необходимые знания о том, как работать в зоне проведения контртеррористической операции (КТО) или военных действий. Спросите меня где мы, а где террористы? Увы, даже относительно мирный Белгород неоднократно оказывался в центре внимания российских СМИ из-за массовых убийств или захвата заложников. Достаточно вспомнить недавнюю историю с банком «Западный» или с расстрелом Сергеем Помазуном мирных граждан на Народном бульваре. А волнения на еще недавно «братской» Украине, до которой из Белгорода всего час езды, на позитивный лад тем более не настраивают.
Кроме ФСБ участие в семинаре приняли специалисты и руководство областных УМВД, МЧС, а также Роспотребнадзора. И эти ребята знают как занять журналистов - восемь часов обучения пролетели как один миг! Демонстрация реальной боевой и специальной техники, моделирование ситуаций, а также прямое участие в проведении учений - этот день вместил в себя не только теорию, но и практику. И, пожалуй, опыт, который мы вынесли, оказался куда ценнее той информации, которую мы смогли записать или снять.
Впрочем, первым пунктом плана была, все же, теоретическая подготовка. Перед собравшимися выступили участники спецопераций в «горячих точках», представители пресс-служб силовых ведомств и сотрудники отрядов специального назначения.
- Современный терроризм использует СМИ как информационный канал для продвижения своих экстремистских идей, - говорит Оксана Ищенко, сотрудник пресс-службы УФСБ. - Поэтому ваши сообщения о терактах должны быть краткими и точными; без информации, которая может помочь преступникам распространить свои воззвания или же узнать о работе спецслужб по их задержанию.
Ее слова на примере проиллюстрировал представитель УМВД, напомнив про захват заложников на Дубровке в 2002 году. По одной из версий именно детальное освещение произошедшего в СМИ привело к большим жертвам: боевики в прямом эфире следили за ходом спецоперации и знали когда начнется штурм и как организована работа по освобождению заложников. Кроме того, публикация обращений террористов могла стимулировать дальнейшие захваты (в т.ч. школы в Беслане в 2004 году).
Силовики сделали выводы. После теракта на Дубровке законодательство о СМИ было ужесточено, а власти выстроили строгие рамки взаимодействия силовых структур с журналистами во время ЧП.
- Конечно, недавние изменения в закон «О полиции» дали вам право снимать сотрудников органов внутренних дел, находящихся при исполнении служебных обязанностей. Но не забывайте, что даже в этот момент они остаются такими же гражданами как вы, следовательно могут потом подать на вас в суд, если вы нарушите их права на сохранение тайны персональных данных. И у вас кроме редакционного удостоверения должен быть паспорт, удостоверяющий личность. А если вы «внештатник» - еще и редакционное задание, - напомнил Евгений Камалов, представитель УМВД. - Не забудьте также о том, что в случае объявления режима КТО порядок сбора информации определяет руководитель штаба. И абсолютно бесполезно пытаться «допросить» полицейских в оцеплении - они знают не больше вашего. У них есть узкая задача - не пускать и не выпускать, а планирование осуществляет штаб, в который вы и должны обратиться за информацией. А не пытаться проникнуть «за ленточку» - это может привести к большому штрафу и другим неприятностям, вроде случайной пули.

 

 

Выступивший вслед за ним участник подразделения антитеррора, в свою очередь, рассказал об особенностях командировки в «горячую точку»
- Самое главное, что вы должны понять - там нет ограждающих ленточек, а ваше редакционное удостоверение не является бронежилетом. Поэтому будьте предельно внимательны и осторожны: помните, что репортаж не стоит вашей жизни, а «Орден Мужества» вряд ли утешит родных, - сказал он. - Особенно это касается Украины, где сейчас идет такая охота на российских журналистов, что чеченским боевикам даже и не снилась! Каждого журналиста, выезжающего на съемку на линию фронта, в ДНР и ЛНР сопровождает зачастую целый взвод. И ведь все равно гибнут! По данным ваших коллег за время конфликта на Украине произошло 256 избиений, 126 случаев воспрепятствования законной деятельности журналиста, 8 похищений и 8 смертей работников СМИ. И зачастую, уж извините, это происходит из-за того, что журналист в прямом смысле «лезет под пулю». Есть простые правила выживания - их и стоит придерживаться. Составляйте план передвижения и сбора информации (чтобы родные знали где вас искать), изучайте маршрут, берите проводника из числа местных жителей, напишите на одежде большими буквами «Пресса» (на каске и бронежилете это можно сделать лейкопластырем), согласовывайте ваши действия с отрядами, контролирующими эту территорию. И никакой самодеятельности! Пойдете на тайную съемку - примут за снайпера и пристрелят. Причем это может сделать любая из сторон, разбираться не будут.
Рассказал он и о некоторых хитростях.
- Собираясь в служебную командировку готовьтесь к «полной автономке», позаботьтесь обо всех мелочах. Спортивная и легкая экипировка, никакого камуфляжа, драгоценностей, дорогих «гаджетов». Мобильный телефон - максимально простой и дешевый, с минимумом контактов и записей (подумайте и о записях в фотоаппарате и камере), но с большой батареей. Не забудьте фонарик, свечи, спички, карту, перчатки, набор мини-отверток с пассатижами (такие комплекты сегодня свободно продаются), влажные салфетки, беруши, сало с армянским лавашем. Кстати, как вы думаете зачем брать с собой спирт, прокладки, презервативы и «Сникерсы»? На самом деле спирт может понадобиться для розжига или обеззараживания, прокладки - в качестве отличных стелек при движении по болотистой местности, «Сникерсы» - для получения необходимых питательных и энергетических веществ в условиях отсутствия нормальной пищи, а презервативы - вообще универсальная штука. Можно воду носить, можно документы и спички от воды беречь. В общем почитайте книгу Бориса Кудряшова «Выживание в зоне вооруженных конфликтов», там есть подробные инструкции.
За теоретической частью последовала «экскурсионная». Для начала нас отвели в бомбоубежище, где показали и рассказали о средствах защиты при бомбежке, а также радиационном и химическом заражении.

 

 

 

 

 

Попутно - продемонстрировали боевое оружие спецподразделений и автомобили, оснащенные для радиационной и химической разведки, обнаружения противника и разминирования опасных предметов.

 

 

 

 

 

 

А после небольшого перерыва на обед (в местах размещения украинских беженцев) наступило время практической части. Организаторы выбрали четырех добровольцев, желающих сыграть роль заложников в учениях, после чего отправили в бытовое помещение одного из белгородских предприятий, где и произошел захват...
Сам момент нападения я помню смутно - грохот выстрелов и внезапность лишили нас не только желания, но и возможности сопротивляться. Буквально через несколько секунд мы уже дружно лежали в центре комнаты с мешками на головах и заведенными за спину руками, в то время как чьи-то ловкие пальцы уже бегали по карманам и складкам одежды в поисках оружия и средств связи. Потом «заложников» посадили лицом к стене и началось томительное ожидание...
Самым тяжелым из физических ощущений оказалось сидеть в одной и той же позе в течение полутора часов «плена». Ноги быстро затекли в неудобном положении, но на попытку сесть поудобнее «террористы» отвечали грубыми тычками и агрессивными выкриками. Время от времени они «избивали» беззащитных «жертв» или уговаривали примкнуть к их группе. «Бери нож, режь соседа и мы тебя отпустим» - обещали они. Угрозы, посулы и рассуждения перемежались выстрелами, которые в замкнутом помещении совершенно оглушали. Уже через час этих «пыток» ощущение реальности происходящего испарилось. Желание вырваться, сбежать, попытаться обхитрить «террористов» сменилось на мечту о том, чтобы все это поскорее закончилось. Освобождением, смертью - чем угодно, лишь бы прекратилось. Время от времени «преступники» кричали в окно какие-то требования, стреляли, заставляли других «заложников» просить отвести спецназ от здания. По телевизору в это время шел «прямой эфир» от коллег, оставшихся за стенами «пыточной». Они, сдерживая смех, «вели репортажи», «брали интервью», рассказывали «последние новости». А мы на своем опыте могли понять к чему приводят ошибки в освещении теракта. Именно журналист, не расслышав требования «захватчиков» заявил в эфире, что те будут убивать заложников каждые пять-десять минут и эта мысль пришлась им по вкусу! Именно после нее они «перерезали горло» приготовленному заранее манекену и выбросили его в окно. В реальной ситуации на его месте мог быть кто-то из нас. Погибнуть могли и бойцы спецназа - сотрудник предприятия, давая «интервью», детально рассказал о том, какими путями могут идти омоновцы в ходе штурма. А журналист дал это в эфир...

 

 

Освобождение пришло так же неожиданно, как и был захват. Выносить рамы не стали - «вошли» через дверь, предварительно бросив светошумовую гранату. «Террористов» «ликвидировали», нас - спасли. Но до «безопасной территории» и дружеских объятий коллег пришлось еще пройти с сомкнутыми на голове руками и все с тем же мешком на голове через фильтр обыска. Хоть без допроса обошлись и на том спасибо...

 

 

 

 

По дороге домой я размышлял о прошедшем дне и о том, что он мне дал. А через проход, на соседнем сидении, кто-то из коллег с упоением рассказывала про майские учения, где их захватили прямо в автобусе. Это было куда внезапнее и серьезнее, потому и ощущения были острее. «Вот бы еще раз так сделали!» - мечтательно закончила она свое выступление. И я с ней согласился - пусть будет острее. На учениях. А мирная жизнь пусть и останется мирной. Для всех нас.

Автор - Алексей Деменко
Фото - автора, Дарьи Сурмий, а также пресс-службы УФСБ

Материал был ранее опубликован на сайте Кавиком.ру

0 комментариев / 2192 просмотра
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Ваше имя:


Сообщение: